[contact-form-7 id=135]

В шаге от третьей мировой войны

Осенью текущего года исполняется 55 лет с момента Карибского ракетно-ядерного кризиса 1962 года, который мог бы стать последней главой в истории человечества. Между тем, в хронологии этих судьбоносных дней и сегодня историки находят много неясностей и белых пятен.

Фидель Кастро пришел к власти вовсе не как коммунист – он был лидером подлинно народной, демократической революции, направленной против тирании Батисты. Поэтому, как ни странно, на кубинскую революцию Советский Союз не потратил ни единого патрона, ни одного рубля! Но зато Батисту тупо и щедро поддерживали американцы: и госдепартамент, и генералы – «ястребы» из Пентагона, и влиятельная в то время италоязычная мафия. И не стоит удивляться, что кубинская революция прошла под антиамериканскими лозунгами и Фидель Кастро после прихода к власти весьма быстро превратился в верного друга Советского Союза.

Во второй половине 1961 года были подписаны два Договора между правительствами СССР и Кубы, предусматривающие обучение кубинцев в наших военных училищах. Начались поставки на Кубу советского вооружения: артиллерийских орудий, танков, БТР, средств связи, радиоэлектронных станций, самолетов МиГ-15, ИЛ-28, вертолетов Ми-4 и других видов. Однако, анализируя тревожную обстановку, сложившуюся вокруг Кубы, советское руководство понимало, что обычными боевыми средствами помочь Кубе практически невозможно.

Согласно воспоминаниям бывшего в то время первым секретарем ЦК КПСС, председателем Совета министров СССР Никиты Сергеевича Хрущева, мысль послать ядерные ракеты на Кубу пришла ему в голову в середине мая 1962 года – во время посещения Болгарии министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко привлек внимание премьера к тому факту, что за горами, в соседней Турции, американцы разместили ракеты с ядерными боеголовками. Министр обороны СССР маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский посетовал Хрущеву, что, мол, запущенная с противоположного берега, то есть из Турции, ядерная ракета уже через 10 минут может поразить Москву. Так почему бы нам не ответить тем же и не установить пусковые установки наших ракет на Кубе?
Превосходство США над СССР на то время в области ядерного оружия выражалось как 17:1, что вскружило голову «ястребам» в Пентагоне и Белом доме, подталкивающим администрацию США к решению о нанесении ударов по СССР и странам СЭВ. Всё более агрессивная политика североамериканского империализма, его безудержное стремление к мировому господству вела мир к войне. К 1962 г. противостояние двух систем достигло кульминации, следующим шагом могла быть ядерная война против социалистического Содружества. На переговорах Ф. Кастро сказал, что если размещение ракет послужит делу укрепления всего социалистического лагеря, то народ Кубы пойдет на этот шаг.

24 мая 1962 года на расширенном заседании Президиума ЦК КПСС было принято решение о размещении на острове Свободы советских ракет средней дальности (РСД). Более того, Хрущев искренне считал (и не ошибся!), что этот шаг может уберечь Кубу от американского вторжения. Надо учесть и фактор «исторического момента» – только что на политической карте мира появилось несколько десятков независимых государств Азии и Африки, для которых все происходящее вокруг Кубы было примером – какая из супердержав утвердится на райском острове, та и могущественнее. Да и весь мир увидел – господство США даже на маленьком острове в 90 километрах от Флориды может быть свергнуто лихими бородатыми парнями! Необходимо учесть, что в то время вокруг СССР располагалось несколько десятков военных баз США – от Норвегии до Японии, а у нас количество межконтинентальных ракет, реально угрожавших американцам, было весьма ограниченным. Так что Куба в качестве плацдарма была для нас поистине бесценна!

В ответ и пришла идея разместить на «Острове Свободы» 60 ракет с суммарным потенциалом ядерного боезаряда в 70 мегатонн (24 ракеты Р-14 и 36 ракет Р-12) с приданными им ремонтно-техническими базами, частями и подразделениями обеспечения и обслуживания. Всего около 45 тысяч советских солдат и офицеров и гражданских специалистов.

План подготовки и проведения операции был разработан к 10 июня 1962 года специально созданным отделом Главного оперативного управления Генштаба ВС СССР. Разработку операции осуществляли маршал Советского Союза Иван Баграмян, генерал-полковник Семён Иванов и генерал-лейтенант Анатолий Грибков. Транспортировку военной группировки на Кубу было решено провести под видом стратегических учений с перебазированием войск и техники морем в различные районы СССР, в частности на Чукотку. Отсюда название «Анадырь» (для маскировки военнослужащих и технический персонал в портах отправления даже снабжали теплыми вещами). Переброска ГСВК численностью более 42 тысяч человек на расстояние в 10-11 тысяч км должна была занять в общей сложности четыре месяца. Министерство морского флота СССР выделило для этого 85 кораблей.

ГСВК была сформирована 20 июня 1962 года. Командующим группой был назначен генерал армии Исса Плиев. 51-я ракетная дивизия, которая непосредственно должна была осуществить операцию «Анадырь» была сформирована на базе 43-й ракетной дивизии и 43-й ракетной армии. Командиром утвержден генерал Игорь Демьянович Стаценко. В состав дивизии вошли три полка ракет средней дальности Р-12 и два полка ракет Р-14. Всего 24 пусковые установки Р-12 и 16 установок Р-14. Ракеты Р-12 (главное «действующее лицо» будущего кризиса) имели дальность полета в 2000 км и могли донести ядерную боеголовку в 2,3 мегатонны с точностью плюс-минус 5 километров. Стартуя от Гаваны, эти ракеты доставали весь юго-восток США – от Балтимора до Далласа, включая федеральную столицу Вашингтон. Ракеты Р-14 были еще дальнобойнее (более 4000 км с ядерными боеголовками мощностью в 1 мегатонну), но их до острова не довезли.

Ядерное оружие было также на вооружении подразделений ВВС на ИЛ-28 (атомные бомбы). На Кубу также была направлена бригада дизельных подводных лодок (4 единицы), несших на борту, помимо обычных торпед, одну торпеду с ядерным зарядом.

Ракетчиков должны были прикрывать четыре усиленных мотострелковых полка (одним из них командовал будущий маршал Советского Союза Дмитрий Тимофеевич Язов), две зенитно-ракетные дивизии и полк истребителей МиГ-21, вертолетный полк, два полка ФКР (фронтовых крылатых ракет) и мощная тыловая группировка: госпитали, полевые склады и так далее. Всего 44 тысячи советских солдат и офицеров.

Командирам мотострелковых полков также подчинили отдельные дивизионы ракет «Луна» (12 комплексов с ядерными боевыми частями). Направляемые на Кубу соединения и части формировались из войск различных военных округов – Ленинградского (мотострелки), Киевского (танкисты) и других. План действий ВМФ СССР получил собственное название – операция «Кама».

В конце июня – начале июля 1962 года министр Революционных вооруженных сил (РВС) Кубы Рауль Кастро и министр обороны СССР Р.Я. Малиновский подготовили и парафировали проект секретного советско-кубинского договора о размещении советских вооруженных сил на территории Кубы. Формального подписания договора высшими руководителями Кубы и СССР так и не состоялось.

На удивление кубинцам, русские работали даже днем, в самое пекло, когда сами «аборигены» отправлялись на сиесту – полежать где-нибудь в тени. Окатятся струей воды из шланга – и вновь за работу. Зато ночью хуже жары и стопроцентной влажности наших военных донимали москиты. Несмотря ни на что, среди болот, лесов, гор и скал, под тропическими ливнями с ошеломляющей быстротой строились стартовые позиции ракет, укрепленные пункты и казармы, дороги и тыловые объекты. Техника, поначалу в массовом порядке «отказывавшая» в непривычном климате, вскоре была приведена в порядок. Увы, в дальнейшем ценный кубинский опыт был нашими военными забыт – и во Вьетнаме, и в Афганистане.

Первые ракеты прибыли на Кубу 15 сентября 1962 года, а головные части к ним – 4 октября. Чувствуя активность СССР на этом стратегическом направлении, США, нарушая все существующие нормы, открыто приступили к разведывательным полетам в воздушном пространстве Кубы. Американцы откровенно «прошляпили» переброску советских войск на остров Свободы. Никак они не могли поверить, что советские солдаты способны выдержать почти месячное безвылазное сидение в стальных душных коробках трюмов при температуре 50 градусов!

14 октября в районе Сан-Кристобаля были обнаружены позиции ракетных войск. Пользуясь информацией о боевых порядках стартовых позиций и технических характеристиках, полученной от американо-английского шпиона Пеньковского, американцы на основании аэрофотосъемок установили, что на Кубе находятся ракеты Р-12, что позволяло им поражать около 1/3 территории США. 16 октября об обнаружении ракет доложили президенту США Дж. Кеннеди. За полтора часа до того, как американский президент сообщил в своем заявлении об обнаружении советских ракет и одновременно об установлении морской блокады Кубы с 22 октября 1962 года.

К 24 октября у побережья Кубы для организации блокады Пентагон  сосредоточил 238 кораблей ВМФ. Для вторжения на Остров Свободы было сконцентрировано 430 самолетов, в том числе с ядерным оружием, 9 дивизий; второй эшелон насчитывал 250 тысяч резервистов. К вторжению на остров были готовы 100 тысяч морских пехотинцев. Одновременно стратегические ядерные силы США и НАТО были приведены в полную готовность для нанесения ударов по СССР и странам Варшавского Договора.

В ответ на провокационные действия США Советский Союз привел в боевую готовность свои Вооруженные Силы. В этот момент СССР находился на грани войны с Америкой. На Кубе была проведена всеобщая мобилизация, боевые позиции заняли 270 тысяч военнослужащих РВС, а с отрядами народной милиции – всего около 400 тысяч бойцов. Карибский кризис достиг своего апогея 27 октября, после того как советские средства ПВО сбили американский самолет-шпион «У-2», совершавший провокационный полет над позициями ракетных войск. Мир буквально висел на волоске.

Начались интенсивные переговоры между Дж. Кеннеди и Н.С. Хрущевым по поиску компромисса и путей выхода из кризиса. Большие усилия принимали дипломаты Кубы и лично Ф. Кастро. В мире нарастала волна солидарности с Кубой. В числе достигнутых операцией целей называются: отстаивание независимости кубинского народа; создание системы подготовки и обучения военных кадров РВС Кубы; выведение с территории Турции американских РСД «Юпитер», нацеленных на СССР; подписание США, Великобританией и СССР договора о запрещений испытаний ядерного оружия в атмосфере, космосе и под водой; принуждение правительства США к ведению переговоров с СССР на партнерском уровне, с отказом от американской политики диктата.

После получения официального подтверждения от США согласия с большинством условий, выдвинутых советской стороной, СССР заявил о готовности вывести ракеты с Кубы. Причем всё это осуществлялось в условиях жесточайшего цейтнота времени. Это стало одной из причин того, что согласие на вывод советских ракет было дано без предварительных консультаций с Ф. Кастро.

Уже много лет спустя, в 1975 году, выступая на I Съезде Компартии Кубы, Ф.Кастро, которого такое пренебрежение задело достаточно сильно, сказал: «В то время нам, кубинцам, нелегко было понять всё значение такого решения».

Тем не менее, тяжелые испытания октября 1962 года не разрушили связь между двумя странами. 29 мая 1963 года, во время визита Ф. Кастро в СССР, было подписано Соглашение о помощи в деле повышения технической оснащенности Революционных Вооруженных Сил и усиления обороноспособности Кубы, котором предусматривалось оставление на острове символического количества советских войск – мотострелковой бригады. Группа советских войск на Кубе (ГСВК) была переименована в Группу Советских военных специалистов на Кубе (ГСВСК).

Советский Союз брал на себя обязательство безвозмездно поставить Кубе необходимое вооружение с условием не передавать его третьим странам и не применять зенитные ракеты против У-2, а также оставить на острове символический контингент своих войск – мотострелковую бригаду численностью 3 тысяч человек. Причем в Соглашении предусматривалось, что возможные боевые действия будут осуществляться под кубинским командованием, которое будет координировать свои действия с советской стороной.

Специалисты НИИ военной истории Военной академии Генштаба ВС РФ оценивают реализацию плана мероприятий «Анадырь» как образец «высокого военного искусства, которого до того не знала ни одна армия в мире». В октябре 1997 года министр обороны РФ Игорь Сергеев назвал операцию «в военном плане уникальной по скрытности подготовки, по организации взаимодействия видом Вооруженных сил и родов войск, по быстроте организации боевого дежурства и боевой службы на крайне отдаленных позициях».

 

Подготовил                                                                           Игорь Кучменко