[contact-form-7 id=135]

Символ космической эры

Мы давно привыкли, что живем в эпоху освоения космоса. Однако, наблюдая сегодня за огромными многоразовыми ракетами и космическими орбитальными станциями многие не осознают, что первый запуск космического аппарата состоялся не так давно – всего 60 лет назад.

Это стало первым шагом к практической реализации пророческих слов Константина Эдуардовича Циолковского: «Человечество не останется на Зимле вечно, в погоне за светом, за пространством, оно сперва робко проникнет за границы атмосферы, а зотем покорит всё околосолнечное пространство».

Ещё в 1939 году один из основоположников практической космонавтики в СССР, ближайший сподвижник Сергея Павловича Королева Михаил Клавдиевич Тихонравов писал: «Все без исключения работы в области ракетной техники в конце концов ведут к космическому полету».

Дальнейшие события подтвердили его слова: в 1946 году, практически одновременно с разработкой первых советских и американских баллистических ракет, началась разработка идеи запуска искусственного спутника Земли, создание которого объявлялось важнейшей государственной задачей. В нашей стране главным идеологом и руководителем практической работы по осуществлению выхода в космическое пространство был С.П. Королев, опиравшийся на теоретическую базу, заложенную Константином Циолковским; в США – Вернер фон Браун – немец с недавним нацистским прошлым, вдохновленный идеями немецкого теоретика межпланетных путешествий Германа Оберта.

Первую половину 1950-х годов за «железным занавесом» Сергей Павлович активно работал над созданием межконтинентальной баллистической ракеты, способной поразить территорию США. Военных интересовало только это, Королева – еще кое-что. Еще в 1954 году он обратился с докладной запиской к министру оборонной промышленности Дмитрию Федоровичу Устинову о создании неориентированного искусственного спутника Земли под секретным шифром «Объект Д» массой 1000‑1400 кг с аппаратурой для научных исследований массой 200‑300 кг. Ракета Королева создавалась так, что она могла нести как ядерную боеголовку, так и полезный груз.

Для отработки стартов новой техники в казахстанской степи в 1955 году был создан НИИП-5 министерства обороны СССР близ поселка Тюра-Там, который позже станет известен всему миру как космодром Байконур.

К концу 1956 года выяснилось, что к назначенному сроку подготовить «Объект Д» не удастся, и было принято решение срочно разработать небольшой простой спутник, получившего по заводской документации название ПС-1. Среди инженеров и конструкторов шли споры: «Каким ему быть по форме?» Выслушав доводы сторон, С. П. Королев заявил категорически: «Шар и только шар!» – И, не дожидаясь вопросов, объяснил свой замысел: «Шар, его форма, условия его обтекания с точки зрения аэродинамики досконально изучены. Известны его плюсы и минусы. И это имеет немаловажное значение. Но дело в данном случае в другом. Поймите – первый! Когда человечество увидит искусственный спутник, он должен вызвать у всех добрые чувства. Что может быть выразительнее шара? Он близок к форме естественных небесных тел нашей солнечной системы. Люди воспримут спутник как некий образ, как символ космической эры».

7 февраля 1957 года вышло постановление Совета министров СССР о запуске Первого ИСЗ в рамках Международного геофизического года. Он представлял собой сферический контейнер диаметром 580 мм и массой 83,6 кг с четырьмя антеннами. Оболочка для «космического первенца» была изготовлена с соблюдением высочайшей секретности лучшими специалистами в стенах нашего Ступинского металлургического комбината.

С начала 1957 года начинаются испытания созданной Королевым межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 («Спутник»), любовно прозванной «семеркой». Именно этой ракете суждено было стать прародительницей всех основных отечественных космических носителей. 21 августа 1957 года Р-7 полностью выполнила программу полета. Королев понял, что путь в космос открыт. В начале сентября 1957 года ПС-1 прошел все наземные испытания. Скорость невероятная, учитывая новизну и сложность задачи, но Королев умел выжимать все и из себя, и из своих сотрудников.

22 сентября в Тюра-Там прибыла ракета Р-7 № 8К71ПС (изделие М1-ПС «Союз»). По сравнению со штатными, она была значительно облегчена: массивная головная часть заменена переходом под спутник, снята аппаратура системы радиоуправления и одна из систем телеметрии, упрощена автоматика выключения двигателей; масса ракеты в результате была уменьшена на 7 тонн.

2 октября 1957 года Сергей Королев подписал приказ о летных испытаниях спутника и отправил уведомление в Москву. Столица не ответила – высшее руководство страны не очень понимало, насколько серьезное событие должно произойти. Сочтя отсутствие запрета разрешением, Королев дал команду на постановку ракеты и спутника на стартовую позицию.

Оператором командного пункта пусковой площадки в ту историческую ночь был Б.С. Чекунов. «Ночь с 4 на 5 октября 1957 года особо памятна, – рассказывал мне  на одной из юбилейных встреч отечественной космонавтики Борис Семенович. – На старте уже стояла ракета, готовая к пуску, а на вершине ее, под обтекателем – небольшой блестящий шар с прижатыми к нему усами – антеннами. Мне было в те дни чуть больше двадцати пяти, и я, признаюсь, не до конца понимал суть происходящего. Но по тому, с какой тщательностью шла подготовка комплекса к старту, как все увереннее звучали слова «космос», «спутник», «орбита», «перигей», «апогей», мы с товарищами чувствовали: вот-вот свершится что-то очень важное… И все-таки никто из нас, конечно, не предполагал, что этот день войдет в историю как начало космической эры.

«Готовность одна минута!» – раздался голос пускающего – полковника Александра Ивановича Носова. В бункере наступила полная тишина. Не отвожу глаз от кнопки «пуск». Команды идут одна за другой. И наконец, вот – завершающая: « Пуск!» – почти кричит Носов. Нажимаю кнопку. На часах – 22 часа 28 минут 34 секунды по московскому времени.

Старт прошел отлично. Преодолев силу перегрузок, испытав леденящую встречу с космическим холодом, окунувшись в вакуум и радиацию и, наконец, ощутив жаркие, обжигающие объятия Солнца, посланец землян начал работать… Все, кто был в бункере, выбежали на площадку, где только что высилась ракета. Там уже собралось много народу. Все ждали… И вот раздался радостный голос оператора-связиста: «Есть сигнал!» И тут же из динамиков раздались позывные спутника: «Бип-бип-бип!..»

Трудно описать словами, что творилось в этот момент. Все поздравляли друг друга, обнимались, кричали «ура!». Стихийно возник митинг. На нем выступил Сергей Павлович Королев: «Сегодня свершилось то, о чем мечтали лучшие умы человечества. Пророческие слова Циолковского о том, что человечество не останется вечно на Земле, сбылись. Сегодня на околоземную орбиту выведен первый в мире искусственный спутник. С выводом его начался штурм космоса. И первой страной, проложившей дорогу в космическое пространство, стала наша страна – Страна Советов…»

Потом Главный конструктор благодарил всех, кто участвовал в этой работе, многотрудной и долгой: и здесь, на Байконуре, и в конструкторских бюро, и на заводах. «Большое вам русское спасибо!» – так он закончил свою речь. Сергей Павлович не сразу заметил, как стало уже совсем светло. Наступило первое утро космической эры, в которую вступила Земля. Но она еще не знала об этом».

«Все, что содержал в себе этот тщательно отполированный (чтобы не перегреваться на Солнце) шарик с четырьмя антеннами – это два радиопередатчика, которые и позволяли радиолюбителям Земли услышать знаменитые позывные, – рассказывал мне в 1997 году один из ближайших сподвижников Королева академик Борис Евсеевич Черток. – Сам спутник в небе не был виден – размер не позволял. Если кто-то и находил в небе блестящий объект искусственного происхождения, то это была вторая ступень ракеты-носителя, доставившая спутник на орбиту, которая была такой большой бандурой, отражающей достаточное количество солнечного света, чтобы можно было простым глазом, даже без бинокля, наблюдать ее как искусственную звездочку.

И уж мало кто знает, какие-то доли секунды отделяли конструкторов от неудачи. При старте ракеты один из двигателей «запаздывал», а время выхода на режим жестко контролируется: при его превышении старт автоматически отменяется. Но пронесло. Блок вышел на режим буквально в самый последний момент до контрольного времени».

Все в КБ Королева понимали, что запуск первого искусственного спутника Земли – интересное, этапное достижение, но той реакции, которую вызвало в мире сообщение об этом запуске, никто из ракетчиков Байконура не ожидал. Можно привести множество восторженных оценок замечательных работ Сергея Павловича, но приведу лишь слова из частного письма обозревателю ТАСС А. Романову, которое прислал ему восьмидесятилетний Герман Оберт.

«…К сожалению, я не знаю лично… уважаемого человека, того, кто сконструировал мощную ракету и первый корабль для космического путешествия. Наверное, если бы был жив мой коллега господин Циолковский, ваш славный соотечественник, с которым я состоял в переписке, то мы при встрече с этим замечательным конструктором воскликнули бы: «Браво! Браво! Вы осуществили мечту, питавшую наш разум многие годы и в реализацию которой мы внесли свой посильный вклад». Человечество благодарно этому человеку за совершенное. Для того, чтобы получить признание человечества, надо быть по меньшей мере выдающимся деятелем науки и техники».

Для всего мира известие о запуске нашего спутника было неожиданностью. Все рассчитывали, что первым свой спутник запустят США. Спутник изменил политическую расстановку сил. Министр обороны США заявил: «Победа в войне с СССР более недостижима».Тогда, в начале октября 1957 года, миллиарды людей в считанные часы вдруг ощутили себя единым человечеством, гражданами планеты Земля, стоящими на пороге необозримой, но уже становящейся доступной Вселенной.

Спутник ПС-1 летал 92 дня, до 4 января 1958 года, совершив 1440 оборотов вокруг Земли (около 60 млн. км), прежде чем сгорел в атмосфере, а его радиопередатчики работали в течение двух недель после старта. 3 ноября того же 1957 года Советским Союзом был запущен второй ИСЗ весом 508,3 кг с пассажиром на борту – собакой Лайкой.

Вернер фон Браун тяжело переживал свое поражение. Американские власти передали ему проект создания спутника, но было уже поздно – догнать Королева оказалось невозможно. Первый американский спутник «Эксплорер-1» поднимется в космос со второй попытки лишь 1 февраля 1958 года, и будет сильно уступать ПС-1 по всем параметрам.

Запуск первого искусственного спутника Земли – событие всемирно-исторического значения, которое, по выражению академика Н. А. Пилюгина, стоит «вне конкурса» в списке всех последующих достижений космонавтики. Это все более ясно становится именно с годами, по мере нашего удаления от 4 октября 1957 года. «Спутник-1», которого за рубежом называли «Красной Луной», вошел в историю как величайшему творению человека XX века. И не случайно в сентябре 1967 года XVIII Международный конгресс по астронавтике утвердил день 4 октября 1957 года началом космической эры, а в России с 2002 года отмечается День военно-космических Сил РФ.

Над пышными кронами деревьев, что в ста шагах от стартового стола площадки № 1 космодрома Байконур, замер зеркальный шар с откинутыми назад серебристыми антеннами. Кажется, закончив свой стремительный бег по просторам Вселенной, первый искусственный спутник вернулся на Землю, чтобы напомнить людям о торжестве их разума и рук. На четырехгранной стеле – золотистый Герб Советского Союза. Ниже герба высечено: «Здесь гением советского человека начался дерзновенный штурм космоса. 1957 г.».

Подготовил                                                                          Игорь Кучменко