[contact-form-7 id=135]

Самый секретный полёт ТБ-7

Первый полет члена Правительства СССР за рубеж в годы Великой Отечественной войны, состоявшийся по личному распоряжению И. Сталина, был совершен в мае-июне 1942 года. Министру иностранных дел СССР Вячеславу Михайловичу Молотову (Скрябину) и сопровождающим его лицам пришлось, рискуя жизнью, совершить крайне опасный перелет в Англию и США.

Об истинной же цели полета знали тогда в стране всего три человека: Верховный Главнокомандующий И. Сталин, нарком иностранных дел В. Молотов и командующий авиацией дальнего действия генерал-лейтенант авиации Александр Евгеньевич Голованов, который в ту пору пользовался непререкаемым авторитетом у Сталина (в 39 лет он уже был маршалом).. А. Голованов, рассказывал, что именно ему было поручено разработать самый безопасный и короткий маршрут, и он рассматривал несколько вариантов полета в Вашингтон. Выбирался самый короткий по расстоянию и времени путь: «Лететь через Иран тоже было далековато, да и как отреагируют государства, над территориями которых пройдет трасса? Полет через Аляску слишком долог и требовал большой подготовки».

Голованов остановился на самом парадоксальном варианте: лететь без сопровождения истребителей на дальнем бомбардировщике из Москвы в Лондон, а потом через Исландию и Канаду – в США. Александр Евгеньевич считал эту трассу наиболее безопасной, потому что даже если немецкая агентура каким-то образом пронюхает о готовящемся визите советского руководителя в Америку, то такой рискованный вариант русских вряд ли кому в голову придет.

Для полетов решили использовать наиболее мощный по тем временам хорошо проверенный четырехмоторный бомбардировщик ТБ-7 (Пе-8), оснащенной двигателями АМ-35А. По дальности полета и бомбовой нагрузке он даже в первые годы Второй мировой войны не имел конкурентов среди подобных машин, включая и  знаменитый американский Б-17, названный «летающей крепостью».

Бомбардировщик, бортовой номер № 42066, выделенный 746 полком авиации дальнего действия, перед рейсом тщательным образом опробовали. После проверки заменили один из двигателей, вместо бомб установили дополнительные баки с горючим и кислородные баллоны, ведь полет должен был проходить постоянно на предельной высоте – 10 000 метров. В центральном отсеке временно установили пассажирские сидения  Пассажиров, а среди них были и женщины, облачили в меховые комбинезоны и снабдили кислородными приборами. Температура за бортом доходила до -40°С, в импровизированном пассажирском салоне было также холодно.

28 апреля 1942 года с подмосковного аэродрома Раменское поднялся в небо тяжелый четырехмоторный бомбардировщик ТБ-7 (Пе-8) и взял курс на запад — через линию фронта, в Англию. Это был  предварительный полет, задача которого была – проверить саму возможность пролета по предложенному маршруту. Грозную машину, еще недавно летавшую бомбить Берлин, Данциг и Кенигсберг, вел один из опытнейших экипажей авиации дальнего действия (АДД) под командованием майора Сергея Асямова. Обязанности второго пилота выполнял Эндель Карлович Пусэп. В самолете находился так называемый дубль-экипаж: два командира-летчика, два штурмана, два радиста, бортовой техник, радист и 4 воздушных стрелка.

Летчикам, как вспоминал командир запасного корабля Э.К. Пусэп, сотрудники НКВД под величайшим секретом сообщили «легенду» о том, что, якобы, наше правительство закупило у союзников партию бомбардировщиков, и им в ближайшее время придется перебрасывать в Англию экипажи ГВФ которые  будут перегонять  самолеты в Советский Союз. Их же посылают, чтобы выяснить, насколько этот маршрут пригоден для этой цели и как мы сумеем его преодолеть. Самолет прошел над Раменским, Загорском и Калининым, далее по маршруту: Осташков – Псков – остров Эзель (Сааремаа) – Мотала (Швеция) – Кристиансанд (Норвегия) – Тилинг (Дания) и приземлился в Данди (Великобритания).

Английские военные, восхищенные мужеством и мастерством наших летчиков, а с ними и наши военпреды, находившиеся в Англии, попросили показать им четырехмоторный гигант, пролетевший над оккупированной фашистами Европой. Для их доставки из Лондона в Данди, где приземлился Пе-8, был выделен английский самолет «Фламинго». В качестве экскурсовода гостей сопровождал С. Асямов. Беда пришла оттуда, где ее не ждали. В полете над Лондоном произошла катастрофа с самолетом «Фламинго». Он воспламенился и взорвался в воздухе. На обратном пути в Советский Союз Пе-8 вел в одиночку майор Пусэп.

11 мая с наступлением сумерек самолет с советской делегацией в вылетел с аэродрома Быково, пересек линию фронта и территорию оккупированную немцами, а также два моря – Балтийское и Северное, где превосходство гитлеровской авиации было абсолютным. В.М.Молотова сопровождали военный представитель генерал-майор Ф. М. Исаев и минимальная делегация, в составе которой были два человека из его личной охраны. Летели на предельной для тех лет высоте, в кислородных масках, при температуре 50 градусов ниже нуля, под огнем немецких и своих зенитных батарей, вслепую, в кромешной мгле. Одна надежда – чтобы не подвели двигатели, которые поочередно отключали, чтобы дать им отдохнуть. Не обошлось без ЧП. Один из моторов все же вышел из строя над морем, Пе-8 подвергся атаке вражеского ночного истребителя, зацепившего очередью антенну радиокомпаса.

19 мая самолет благополучно приземлился в Северной Шотландии, а 20 мая В.М.Молотов уже был на переговорах в  британской столице. Делегация была торжественно встречена в Лондоне – У. Черчилль предоставил ее главе свою резиденцию Чекерсе, на время переселившись в Стори-Гейт-Аннекс. Молотов встретился также с министром иностранных дел Великобритании Энтони Иденом.

Главными задачами советской делегации В.М.Молотова было согласова­ние единой коалиционной стратегии – обсуждение жизненно важной проблемы открытия второго фронта в 1942 году, укрепление антифашистской коалиции, и подписание договора с Великобританией о дружбе и военном сотрудничестве. По его поводу Сталин телеграфировал Черчиллю: «Я уверен, что данный договор будет иметь величайшее значение для укрепления дружественных отношений между нашими двумя странами и Соединенными Штатами».

23 мая Черчилль информировал Сталина о приеме им Молотова и о том, что имеются трудности: «…исходящие из того, что мы не можем не учитывать наших прежних соглашений с Польшей, позиции нашего и американского общественного мнения». Позднее Москва предоставила Черчиллю новый вариант договора, в котором уже не было пунктов, касающихся прибалтийских государств и Польши. В позитивном восприятии нового варианта, как считают некоторые западные историки, во многом была заслуга Идена. Договор был подписан 26 мая и, как сказал Черчилль, «мы теперь союзники и друзья на 20 лет».

Старт перелета в Америку состоялся в ночь на 29 мая 1942 года. Дальнейший полет ТБ-7 в США согласно ранее разработанному маршруту должен был пройти через Исландию и о. Ньюфаундленд, где ранее никто из членов экипажа не был, с посадками на аэродроме Тилинг в Шотландии, в Рейкъявике и Гус-бей.

Самолет ТБ-7 благополучно приземлился на аэродроме в Рейкьявике (Исландия). На очереди был Ньюфаундленд. Англичане настойчиво рекомендовали экипажу приземлиться на аэродроме Гандер, однако один американский полковник, оказавшийся в то время в Рейкьявике и летевший из США в Европу, сказал Пусэпу: «Я знаю, кто с вами летит. Не стоит лететь на Ньюфаундленд, куда вам советуют британцы, – там всегда туман и вы можете разбиться. А на канадской авиабазе в Гус-бее удачный микроклимат, там вы точно удачно сядете». И он показал на карте месторасположение американской секретной базы Гус-бей. Позже Э. Пусэп вспоминал: «Летели мы по трассе, которую утвердило командование, но летели осторожно и я убедился, что американский летчик был прав. Отвернув самолет от туманов, я сел в солнечном Гус-бее, что было полной неожиданностью для союзников».

Американцы очень тепло встретили наш экипаж. Далее полет на Вашингтон проходил через Канаду. Пролетая недалеко от Монреаля, экипаж узнал, что их теперь будет сопровождать до Вашингтона «летающая крепость». Действительно, вскоре летчики заметили рядом серебристый В-17, который, однако, исчез, как только погода переменилась к худшему. Нашему бомбардировщику пришлось снизиться до малой высоты, чтобы, летя под облаками, следовать по наземным ориентирам. Перелет занял более 12 часов и проходил большей частью в северных широтах, где вероятность встречи с немецкими истребителями была минимальна.

Во второй половине дня 29 мая 1942 года Пе-8 благополучно доставил пассажиров в Вашингтон, после чего правительственная делегация СССР и экипаж самолета были приглашены в Белый дом – восхищенный профессионализмом и мужеством советских летчиков президент США Франклин Рузвельт выразил желание встретиться, поблагодарить и лично пожать руки членам экипажа бомбардировщика.

3 июня удалось согласовать предложенный советской стороной проект советско-американского коммюнике, и он был одобрен президентом Рузвельтом. Молотов принял решение переслать текст коммюнике для публикации в Москву. Теперь, даже если бы германские истребители смогли сбить самолет с делегацией, миссия нашего дипломата всё равно была бы выполненной. О переговорах Молотова в Лондоне и Вашингтоне уже узнал весь мир. Коммюнике было опубликовано 11 июня 1942 года в Вашингтоне и 12 июня в Москве. В нем указывалось, что «при переговорах была достигнута полная договоренность в отношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 году».

Надо сказать, что фашистское руководство было буквально взбешено перелётом советского наркома, произошедшего у них под носом. И желание сбить или захватить советский самолёт на обратном пути было велико. Но удача сопутствовала нашему «дипломатическому бомбардировщику». Утром 13 июня бомбардировщик ТБ-7 приземлился на Центральном аэродроме в Москве. Среди встречавших был командующий АДД Голованов. Нарком иностранных дел В. Молотов на прощание пожал руки членам экипажа, подошел к Э. Пусэпу и поблагодарил его «за приятное путешествие». Так завершился этот исторический перелет в горячем небе Второй мировой войны. Вячеслав Михайлович после окончания перелета до конца жизни часто восхищенно рассказывал о том перелете, о военных летчиках, их смелости и решительности.

За выполнение этого полета весь экипаж бомбардировщика был удостоен боевых наград. Пилоты и штурман Штепенко получили звание Героев Советского Союза. Второй пилот – гвардии майор В.М. Обухов был награжден орденом Ленина.

В 1944 году был спроектирован и построен пассажирский вариант Пе-8 с салоном на 12 человек и трехместной спальной кабиной. От серийных Пе-8 самолёт отличался отсутствием верхней пушечной установки и вертикальным оперением увеличенной площади с форкилем. Самолёт предназначался для перевозки членов правительства и испытывался в апреле 1945 года, но по назначению так и не использовался.

Подготовил                                                                          Игорь Кучменко