[contact-form-7 id=135]

Человек должен служить Высшему

–  так считал первопроходец в области изучения космоса великий ученый Константин Эдуардович Циолковский, чье имя долго время носил Московский авиационно-технологический университет (ныне части МАИ), в том числе и наш Ступинский филиал. И он служил. Звездному небу и своей Родине. Людям. За всем, что он делал, стояло нечто большее, чем видимые результаты его труда.

Уникальная историческая личность – русский и советский ученый-самоучка, изобретатель и школьный учитель. Он и был философом, астрономом, механиком, математиком, биологом, химиком, изобретателем… Основоположник теоретической космонавтики обосновал использование ракет для осуществления полетов в космос, пришел к выводу о необходимости использования «ракетных поездов» – прототипов многоступенчатых ракет. Циолковский верил в возможность основания человеческих поселений в космосе. Всеобщую известность и признание получили его проекты межпланетного путешествия при помощи специальной ракеты и металлический дирижабль. Идеи искусственного спутника Земли, многоступенчатой ракеты, жидкостного ракетного двигателя и двигателя, использующего ядерный распад, – все эти идеи тоже принадлежат Циолковскому.

Он родился 5 сентября (17) 1857 года в селе Ижевском Рязанской области. Потом Константин Эдуардович в шутку, наверное, написал о том дне в автобиографии: «Появился новый гражданин Вселенной». Его отец, Эдуард Игнатьевич, был польским дворянином среднего достатка, а мать, Мария Ивановна Юмашева, имела татарские корни. Обычно с детьми занималась мать. Именно она научила Константина читать по сказкам Афанасьева и писать, познакомила с началами арифметики.  За каждую новую выученную букву алфавита мама давала мальчику по копеечке. Уже седым старцем будет он вспоминать: «К сказкам меня тянуло чуть ли не с колыбели. Бывало, пряниками не корми – дай сказку послушать».

А еще маленький Костя любил изобретать. Делал кукольные коньки, домики, часы с гирями. В ход шли картон и бумага, и все скреплялось сургучом. Вершиной детской фантазии стал игрушечный автомобиль, движимый струей пара. Мир замолчал для мальчика, когда ему было 10 лет. После перенесенной скарлатины он потерял слух. Глухота принесла с собой горечь и одиночество. Всю жизнь он потом учился вслушиваться в голоса тишины.

В 16 лет Циолковский отправляется покорять Москву. Его единственный путь – самообразование. Что ж, значит, нужно пройти этот путь до конца… Он то и дело заводил в кругу друзей разговоры о том, что ресурсы Земли не безграничны и что когда-нибудь людям придется искать новое прибежище во Вселенной. «Еще в ранней юности мечтал о космических путешествиях, – вспоминал Константин Эдуардович. – Мысли эти я высказывал среди окружающих, но меня останавливали как человека, говорящего неприличные вещи…» Но остановить юного мечтателя было уже невозможно. Он запоем читает книги по физике, химии, астрономии, математике.

И все-таки Циолковский избрал профессию учителя – уже в юности понял, что у него есть способности к педагогическому делу. В 1879 году Константин Циолковский в день своего рождения сдал экстерном экзамен на звание учителя математики уездного училища в Рязани и несколько месяцев спустя переезжает в Боровск Калужской губернии, расположенный в 100 километрах от Москвы по назначению от Министерства просвещения на свою первую государственную должность. Преподает арифметику и геометрию, учит детей и вынашивать идеи о межпланетных путешествиях. Все его ученики учились «без двоек». Писатель Виктор Шкловский вспоминал о педагоге Циолковском: «Он умел рассказывать детям так, что они, как будто вместе с ним, светлой стайкой, держась друг за друга, улетали к звездам». В Калугу он переедет 12 лет спустя, в 1892 году. Там и останется до конца дней своих. Преподавать, писать статьи и книги, размышлять о судьбах человечества и Вселенной, мечтать.

Учительская карьера была успешной. В 1893 году в отчете дирекции народных училищ губернии говорилось: «…он – полный специалист своего предмета и глубоко предан педагогическому делу». В целом Константин Эдуардович проработал педагогом почти 42 года, с 1879 по 1921 год, ушел на пенсию по состоянию здоровья в 64-летнем возрасте. За добросовестный труд на педагогическом поприще ученый был награжден орденами святого Станислава 3-й степени, святой Анны 3-й степени и орденом Трудового Красного Знамени к 75-летию со дня рождения в 1932 году

«Многие думают, что я хлопочу о ракете и беспокоюсь о ее судьбе из-за самой ракеты. Это было бы грубейшей ошибкой. Ракеты для меня – только способ, только метод проникновения в глубину Космоса, но отнюдь не самоцель…», – говорил ученый. Но главное – он был мечтателем. И казалось, что мечты его неиссякаемы.

«Самое замечательное, смелое и оригинальное создание творческого ума Циолковского – это его идеи и работы в области ракетной техники. Здесь он не имеет предшественников и намного опережает ученых всех стран и современную ему эпоху», – так отметил роль Константина Эдуардовича Главный конструктов первых космических кораблей Сергей Павлович Королев.

Уже в ранних работах молодого Циолковского проявился его самобытный оригинальный ум. Так, за второй по счету научный труд «Механика животного организма» его единогласно избирают членом Физико-химического общества (г. Санкт-Петербург). Молодого изобретателя и исследователя поддержали Менделеев, Петрушевский, Сеченов и другие ученые с мировым именем.

Хотя сам Циолковский не занимался конструированием ракет, его вклад в науку о завоевании космоса необычаен. Он начал свои исследования в 1883 году с изучения принципов движения ракеты в космическом вакууме. В книге «Грезы о Земле и небе» (1895 год) впервые в мировой науке рассматривалась возможность создания искусственных спутников Земли. Уже через восемь лет Циолковский начал публикацию первой части труда «Исследование мировых пространств реактивными приборами», ныне считающегося классическим.

«Стать ногой на почву астероидов, поднять рукой камень с Луны, устроить движущиеся станции в эфирном пространстве, образовать живые кольца вокруг Земли, Луны, Солнца, наблюдать Марс на расстоянии нескольких десятков верст, спуститься на его спутники или даже самую его поверхность – что, по-видимому, может быть сумасброднее! – писал в своих трудах Константин Эдуардович. –  Однако только с момента применения реактивных приборов начнется новая, великая эра в астрономии — эпоха более пристального изучения Неба».

Тогда это была сказка. Сегодня уже нет. У Циолковского словно был свой рецепт предугадывать будущее. «Вклад Циолковского в космонавтику, – писал основоположник отечественного ракетодвигателестроения Валентин Петрович Глушко, – неизмеримо велик. Можно смело сказать: почти все, что делается сейчас нами в этой области, предвидел скромный провинциальный учитель еще с рубежа века».

Ведь именно Константин Эдуардович изобрел многоступенчатую ракету, которая выводит в космос корабли и спутники, еще в 1920-е годы разработал основы теории космических полетов, вычислил первую, вторую и третью космические скорости, проектировал искусственные космические станции, скафандры, разработал теорию поэтапного освоения Солнечной системы, размышлял о полном использовании энергии Солнца, мечтал о грядущем единении человечества и превращении всей Земли в цветущий сад.

Он первым описал, как выглядит Земля из космоса – в виде чаши! А это было неожиданностью даже для космонавтов. Он поразительно точно, со множеством подробностей рассказал о феномене невесомости, – так, как после него это смогли сделать лишь те, кто побывал в космосе. Циолковский описал своеобразный характер передвижений человека по лунной поверхности – словно сам ходил по поверхности спутника Земли. Как… почему… Всё это величайшая тайна, никому не доступная и поныне…

Юрий Гагарин, вернувшись из своего триумфального штурма Вселенной, скажет: «В книге Циолковского очень хорошо описаны факторы космического полета, и те факторы, с которыми я встретился, почти не отличались от его описания». Звездной дорогой Юрия Гагарина мысленно уже прошел скромный уездный учитель из крохотного городка Боровска, окончив 12 апреля (ровно за 78 лет до полета Гагарина!) свой космический дневник «Свободное пространство».

«Я точно уверен в том, что… межпланетные путешествия – мною теоретически обоснованные – превратятся в действительность. Сорок лет я работал над реактивным двигателем и думал, что прогулка на Марс начнется лишь через много сотен лет. Но сроки меняются. Я уверен, что многие из вас будут свидетелями первого заатмосферного путешествия. Герои и смельчаки проложат первые воздушные трассы: Земля – орбита Луны, Земля – орбита Марса и еще далее: Москва – Луна, Калуга – Марс…

Я буду рад, если моя работа побудит других к дальнейшему труду».

Подготовил    Игорь Кучменко