[contact-form-7 id=135]

«Белый генерал», равный Суворову

В русской военной истории есть всего несколько военачальников, к которым безоговорочно и сияюще приложило определение: победитель. Это святой Александр Невский, Александр Суворов, Георгий Жуков и, конечно, он, Михаил Дмитриевич Скобелев – генерал от инфантерии, герой Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., герой Шипки и Плевны, защитник славянского мира и христианской веры, солдат великой Российской Империи, которая освободила многие балканские народы от 500-летнего османского ига.

Фото Рвио Мосрег.

Будущий полководец появился на свет 29 (17) сентября 1843 года в Комендантском доме Петропавловской крепости, где его знаменитый дед, генерал от инфантерии Иван Никитич Скобелев, был комендантом. Военную карьеру блестяще продолжил его сын Дмитрий Иванович, ставший генерал-лейтенантом. Иван Никитич наставлял сына в письмах: «Советую не забывать, что ты не более как сын русского солдата, и что в родословной твоей первый свинцом означенный кружок вмещает порохом воняющую фигуру отца твоего, который потому только не носил лаптей, что босиком ему бегать было легче. Впрочем, фамилию свою можешь ты произносить не краснея, во всех углах обширного нашего Отечества». Чтобы сказать эти слова, нужно иметь сердце солдата и душу поэта.

А потом яркой, ослепительной звездой вспыхнуло на небосклоне военного искусства имя Скобелева – третьего, Михаила Дмитриевича. Дед был главной фигурой в домашнем воспитании внука. Воспитываясь рядом с дедом, который в Отечественную войну 1812 года состоял адъютантом у самого Кутузова и был одновременно оригинальным военным писателем и драматургом, Михаил унаследовал его военный талант, любовь к солдату и заботу о нем. После смерти Ивана Никитича мать юного Скобелева решила направить сына во Францию, где он обучался в пансионе Жирарде в Париже, проявил недюжинные способности, блестяще овладел несколькими европейскими языками. Он многое разглядел и понял в Европе своим живым умом.

Впоследствии Скобелев говорил на восьми европейских языках (на французском, как на родном русском) и мог читать наизусть большие отрывки из произведений Бальзака, Шеридана, Спенсера, Байрона, Шелли. Из русских авторов он полюбил Лермонтова, Хомякова, Киреевского. Играл на фортепьяно и пел приятным баритоном. Словом был настоящим гусаром – романтиком в мундире офицера.

Вернувшись на родину, Михаил в 1861 году поступил в Петербургский университет, но вскоре семейные традиции взяли верх, и он подал прошение царю о зачислении его юнкером в Кавалергардский полк. 22 ноября 18-летний Скобелев перед строем кавалергардов принес присягу на верность государю и Отечеству и с рвением начал постигать азы военного дела. В марте 1863-го он стал офицером; а летом, отправившись в отпуск к отцу, жившему в Польше, 20-летний Скобелев участвовал в подавлении восстания поляков. Так что политику Империи он не только понимал изнутри, но и созидал её.

В следующем году по собственной просьбе перевелся в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, носивший имя героя Отечественной войны 1812 года Я.Кульнева, где был произведен в поручики и участвовал в экспедициях против уцелевших мятежников. В воспоминаниях офицеров Гродненского полка он остался «истым джентльменом и лихим кавалерийским офицером».

В 1866 году Скобелев, блестяще сдав вступительные экзамены, поступил в Академию Генерального Штаба. Это была эпоха расцвета академии, в которой преподавали такие видные военные ученые, как Г.Леер, М.Драгомиров, А.Пузыревский. Но темпераментному офицеру учеба давалась нелегко, он то упорно занимался, восхищая преподавателей своими знаниями, то переставал ходить на лекции, предаваясь холостяцким пирушкам. Вероятно, ему не удалось бы окончить курс академии, если бы не профессор Леер, который угадал в нем исключительные военные дарования и потому со всем вниманием опекал его. По ходатайству Леера штабс-ротмистр Скобелев по выпуску из академии в 1868 году был зачислен в штат офицеров Генерального Штаба. Однако прослужил он там недолго. При первом же удобном случае испросил себе право на участие в боевой деятельности и был направлен в Туркестанский военный округ.

Участвовал в Хивинском походе 1873 года и в подавлении Кокандского восстания 1873—1876 гг. против хана и русских войск, проявил храбрость, организаторский талант, блестящее знание местности. Кокандское ханство было присоединено к России, — образована Ферганская область. Скобелев проводил русификацию населения, «твёрдо, но с сердцем». К своим 25 годам стал генерал-губернатором и командующим войском Ферганской области.

Михаил Дмитриевич в полной мере жил и лично творил историю. Деяния таких людей даны нам, наверное, для уроков истории Отечества и для вдохновения. Скобелев уже тогда говорил: «Если, Боже сохрани, русский народ вспомнит, что он принадлежит к народу великому, сейчас же поднимется вопль негодования». Но он не слушал эти вопли ни на Балканах, ни в Средней Азии, где одним легендарным именем своим, без единого выстрела, взял Ашхабад.

Российская Академия Генерального Штаба очень высоко оценила полководческий талант Скобелева Михаила Дмитриевича, назвав его «равным Суворову». Генерал Скобелев не проиграл ни одного сражения, проявив при этом исключительную храбрость и высокое военное мастерство. Особенно наглядно это было во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Показательно, что болгары высоко ценят подвиги М.Д. Скобелева, внесшего большой вклад в дело освобождения их Родины от турецкого ига. В Болгарии заботливо сохраняются многочисленные памятники Скобелеву и свыше ста улиц и площадей названы его именем в разных местах страны. Он был признанным народным героем России и Болгарии.

До революции 1917 года популярность «Белого генерала» была огромной и повсеместной. «Белым» его называли современники за привычку носить белый китель и ездить на белом коне. Он обладал высокими человеческими качествами: порядочностью, доброжелательностью, умением бороться с нечестностью, воровством, проявлять неустанную заботу о солдатах и офицерах. Скобелев воевал в общей сложности 19 лег из своей недолгой сорокалетней жизни. Он провёл 70 боёв и всегда побеждал. «Если Скобелев не победит, то никто не победит», — убеждённо говорили русские солдаты.

Фото Рвио Мосрег.

Человек большого ума, блестяще образованный, он  имел явные задатки ученого, был сторонником прогрессивных реформ, но противником терроризма и революционных авантюр. Словом, вобрал в себя все лучшее, что есть в русском народе. Писатель И.С.Аксаков писал о нем: «Это был не только военный гений вообще, но русский военный гений, с русским сердцем, с той широкой русскою душой, какую создает подчас беспредельно широкая Русь».

В последние годы жизни Михаил Дмитриевич, в отличие от многих в России тогда и сейчас, горячо разделял славянофильские взгляды, уделял возрастающее внимание идее Славянской взаимности, выступал перед славянскими студентами как убежденный сторонник сближения и дружбы славян, видел в нашей Империи лидера славянского мира.

«Я рисую себе в будущем вольный союз славянских племён, – заявлял М.Д.Скобелев. – Полнейшая автономия у каждого, одно только общее — войска, монета и таможенная система. В остальном — живи как хочешь и управляйся внутри у себя как можешь… А что касается до свободы, то ведь я говорю не о завтрашнем дне… К тому времени, пожалуй, Россия будет ещё свободнее их… Уже и теперь вольный воздух широко льётся в неё, погодите… Разумеется, мы всё потеряем, если останемся в прежних условиях. Племена и народы не знают платонической любви… Католичество широко разольётся… Оно захватит всё и всех, и в первом спорном вопросе славяне южные пойдут против северных, и будет эта братоубийственная война торжеством всякой немецкой челяди… Но это невозможно и невозможно… Если мы запрёмся да от всех принципов новой государственной жизни стеной заслонимся — дело плохо…».

«Я люблю войну и ненавижу её, — убежденно говорил он, воин и политик. – Нам нужен мир, но мир почётный, хотя бы пришлось добывать его войной». Публичные выступления Скобелева против Австро-Венгрии и Германии как врагов славянства, вызвало международный скандал и вынудило Александра III отозвать его из Европы.

Умер Михаил Дмитриевич Скобелев в Москве 25 июня 1882 г. неожиданно, от паралича сердца в гостинице «Англия» в Москве в расцвете творческих сил и при невыясненных до конца обстоятельствах. В то время он, будучи полным генералом, командовал корпусом, дислоцированным в Белоруссии (был почетным гражданином Минска). Его смерть потрясла многих, была воспринята как тяжелейший удар и большая потеря для России. « Он принадлежал народу…», «Знала и любила его вся Россия», – так говорили повсюду, и писали газеты. Вся Москва и люди других городов и деревень провожали своего любимца в последний путь.

В 1912 году в центре Москвы на площади, носившей его имя (ныне Тверская), был на народные деньги сооружен памятник легендарному Белому Генералу. Но простоял он только 6 лет. В 1918-м по советскому декрету «О снятии памятников царей и их слуг…» он был варварски разрушен. На его месте поставили против Моссовета статую Свободы с обнажённой грудью на французский манер, но она тоже не прижилась. Теперь там тяжёлый монумент Юрию Долгорукому.

Михаил Дмитриевич Скобелев верой и правдой служил великой Отчизне и сделал так много в ее интересах, что стал поистине одним из самых ярких, мощных символов славы и величия России. Им искренне может гордится народ и русская армия.

Фото Рвио Мосрег.

Подготовил Кучменко И.В.
Член РВИО г.Ступино